Какие произведения классиков вам больше всего по душе? Стоило мне задать этот вопрос, как у многих наверняка сделалось унылое выражение лица, а у некоторых от смутного воспоминания скрипящего по доске мела на уроке литературы даже слегка свело челюсть. Печально, но факт: мало кто в наши дни взахлеб зачитывается классической литературой, забывая о еде и отдыхе. Как-то не складывается у народа с высокими идеями и прекрасным слогом — говорят все чаще о насущном и все больше матом. А ведь великие классики — тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Они и крепким словцом не брезговали, и «клубничкой» побаловаться не стеснялись, причем внедряли все это непотребство в большую литературу. Ох и многого же нам в школе не договаривали наши Марьиванны, когда, краснея и опуская глаза, читали любовную лирику именитых поэтов.

ГаврилиадаВзять хотя бы Александра Сергеевича Пушкина — еще тот был пошляк и матершинник, да простят меня высокоморальные поклонники его творчества. Русский гений был настолько суров, что не побоялся даже Бога, написав в свои 22 года совершенно беспринципную поэму «Гавриилиада».  Известный библейский сюжет благовещения Пушкин превратил чуть ли не в оргию, заставив невинную Деву Марию отдаться «в один и тот же день архангелу, лукавому и богу». Не мудрено, что христианское духовенство, ознакомившись с кощунственным  текстом, незамедлительно бросилось жаловаться царю, и в итоге пристыженный Пушкин отказался от авторства. Вероятно, великий поэт и впрямь раскаялся в своем святотатстве, но не более, ведь в его творческой копилке подобной нецензурщины оставалось еще предостаточно.

Царь Никита и сорок его дочерейВсе мы помним и любим великолепные пушкинские сказки. Но не все мы знаем, что Золотая Рыбка, Царевна Лебедь, королевич Елисей и прочие знакомые с детства персонажи – это такие цветочки! А вот ягодки, та самая «клубничка», проросли в другой, недетской сказке Александра Сергеевича – «Царь Никита и сорок его дочерей». Мало того, что все государевы дочки были произведены на свет от разных женщин, так еще и имели физический изъян, который не позволял барышням вести такую же распутную жизнь, как их папаша-потаскун.

Как бы это изъяснить,

Чтоб совсем не рассердить

Богомольной важной дуры,

Слишком чопорной цензуры?

Как быть?… Помоги мне, бог!

У царевен между ног…

Словом, грешить им было тупо нечем, и интрига сказки заключается в том, чтобы излечить этот редкий «недуг» и вернуть красавицам радость жизни. Помогла в этом деле одна колдунья-сводня, изъясняясь современным языком, бывшая сутенерша, которая раздобыла недостающие царевнам запчасти:

Там их было всех сортов,

Всех размеров, всех цветов,

Всё отборные, с кудрями…

Ведьма все перебрала,

Сорок лучших оточла,

Их в салфетку завернула

И на ключ в ларец замкнула…

И все бы было хорошо, если бы любопытный гонец на полпути не открыл ларчик, и не разлетелись «птички» во все стороны… Но за царевен не переживайте, уж в этой-то сказке непременно будет счастливый конец.

Вишня ПушкинИз более раннего  Пушкина (хотя, казалось бы, куда же еще моложе) можно выделить два стихотворения с пометкой «18+» (впрочем, сам поэт написал их в возрасте 15-16 лет). Одно из них – «Вишня», романтичная пасторальная песнь  о совсем не платонической любви пастуха и пастушки на лоне природы.

Второе – «От всенощной вечор идя домой…», где перебранка двух кумушек заканчивается резкой фразой:

Молчи ж, кума: и ты, как я, грешна,

А всякого словами разобидишь;

В чужой п#%де соломинку ты видишь,

А у себя не видишь и бревна.

Излишне говорить, какие нецензурные рифмы Пушкин, бывало, подбирал к таким словам, как «Борозда» или «Европа». Иногда матерные выражения буквально пронизывают стихотворение, как, например, в «Рефутации г-на Беранжера»:

Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,

Мусье француз, говенный  капитан,

Как помнятся у нас в простонародье

Над нехристем победы россиян?

Хоть это нам не составляет много,

Не из иных мы прочих, так сказать;

Но встарь мы вас наказывали строго,

Ты помнишь ли, скажи, е%#на твоя мать?

Последняя фраза повторится в стихотворении еще пять раз, а иначе, приходится признать, экспрессия будет уже совсем не та.

Очень красноречиво описан вечер девушек легкого поведения в стихотворении «Сводня грустно за столом…». В нем нет сцен разврата, напротив, у работниц древнейшей профессии, а также у их начальства, выдался крайне скучный и безработный вечерок с одним-единственным посетителем, впрочем, тоже несостоявшимся:

 Сводня Пушкин«…‎Здравствуй, друг Анета,

Что за шляпка! Что за шаль,

‎Подойди, Жанета.

А, Луиза, — поцалуй,

‎Выбрать, так обидишь;

Так на всех и встанет х%#,

‎Только вас увидишь».

Ну и напоследок, прежде чем все мы дружно вернемся в мир изысканной литературы – еще одно стихотворение «ниже пояса» от расшалившегося сегодня Александра Сергеевича:

                                                                                                                         К кастрату раз пришел скрыпач,

Пушкин стихи для взрослыхОн был бедняк, а тот богач.

«Смотри, сказал певец безмудый,

Мои алмазы, изумруды —

Я их от скуки разбирал.

А! кстати, брат, — он продолжал, —

Когда тебе бывает скучно,

Ты что творишь, сказать прошу».

В ответ бедняга равнодушно:

— Я? я муде себе чешу.

Так что цените классику, господа! И – да, продолжение следует…