Вирус рок-н-ролла проник в самую большую и густонаселенную республику Прибалтики намного раньше, чем в другие уголки Советского Союза. Сказалась и близость к пресловутой «свободной Европе», и выход к Балтийскому морю (не секрет, что портовые города всегда притягивали все самое модное и актуальное), и в общем-то невеликий опыт пребывания в лоне советского государства (Литва стала частью СССР только в последние годы Великой отечественной войны). В середине 60-х на танцах здесь уже вовсю играли бит и рок-н-ролл. Не особо таясь свою музыку исполняли и даже записывали весьма интересные коллективы. Вот наиболее яркий пример – каунасские «битлы» Kertukai:

В Вильнюсе в то же время зажигали Antaneliai. Сочиняя собственные песни (в которых, можно сказать, уже просматривается знаменитая мелодика литовского рока, характерная для групп последующих десятилетий), они еще и умудрились в 1971 году, на каунасском экстрадном фестивале Gintarine triuba, презентовать свою постановку знаменитой рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». Творчество группы несло на себе отпечаток психоделии в духе «Сержанта Пеппера». Удачным оказалось вживление в ткань рока саксофона:

Расцвет биг-бита остановил 1972 год, когда в Каунасе прошли массовые молодежные волнения, порожденные самосожжением вчерашнего школьника Ромаса Каланта, которое тот совершил якобы во имя «свободной Литвы». Отдельные каунасские смельчаки начали вывешивать по городу старые, досоветские флаги независимой республики. Хиповая молодежь примерно в это время провела недалеко от Паланги знаменитый «литовский Вудсток». Как результат последовали задержания. Многие в Каунасе получили по 15 суток, на некоторых завели уголовные дела, кто-то получил «волчий билет» на всю жизнь. И, конечно, после этого началось еще более активное глушение западных радиостанций и притеснение всех «волосатых». Последние отреагировали тем, что ушли в глубокое подполье. Художественное описание тех событий можно найти в фильме Раймондаса Баниониса «Дети из отеля Америка». Стоит отметить, что большинство после подавления бунта сделало выбор в пользу спокойной учебы, карьеры, жизни и забыло про рок-н-ролл.

Песни самодеятельных авторов начали изживаться со сцены вообще. Творческая инициатива подавлялась. Развитие жанра затормозилось. Проблеском в этой кромешной тьме стал первый литовский мюзикл (рок-опера) Ugnies medžioklė («Загонщики огня»), музыку для которого сочинил молодой каунасский композитор Гядрюс Купрявичюс. Публике постановка была представлена в середине 70-х и потом не раз переиздавалась на виниле. Это музыкальное событие указало на свет в конце тоннеля и позволило многим литовским музыкантам поверить в саму возможность творческой свободы. Вот один из ключевых отрывков из рок-оперы (видео не имеет отношения к сюжету мюзикла, но передает дух времени):

Так получилось, что Гядрюс Купрявичюс стал потом еще и лицом литовского арт-рока, а также электроники. Его музыку исполняла созданная в 1979 году на базе Каунасского музыкального театра группа Argo. Они первыми в СССР, еще в 1981 году, издали свои эксперименты с электронным звучание на пластинке Discophonia. А вот уже совсем зрелая композиция, с альбома 1986 года Žemė L (Земля L), несущего сильный отпечаток джаз-рока:

Естественно, подполье не дремало. Тут самой легендарной было суждено стать вильнюсской  группе Hiperbolė («Гипербола»), образованной  студентами Вильнюсского Инженерно-строительного института в 1974 году и распавшейся в 1984, то есть буквально года не дожившей до настоящего рокового бума. Наверное, именно поэтому официально записи группы были изданы уже в начале 90-х. В творчестве «Гиперболы» просматривается сильное влияние хард-рока, о чем свидетельствует и ее самый главный хит Vandens Ženklai («Знаки на воде»):

Уже в середине 90-х группа соберется снова, чтобы записать еще четыре прекрасных альбома, наполненных запредельно мелодичными и лиричными композициями. Безусловно, такого прорыва от них тогда никто не ожидал. Вот одна из самых светлых песен этого периода группы – называется «Лето»:

В 80-х существовали уже и коллективы «компромиссного» плана – в том смысле, что удачно сочетали рок-н-ролл с выбеленной и отглаженной эстрадой. Таковыми были Rondo – своего рода литовский вариант «Машины Времени»:

Вот уже более поздняя композиция периода 87-90 гг., когда эта группа металась от чисто танцевальной музыки до «тяжеляка»:

В целом, литовскому року чужды снобизм и неприятие каких-то новшеств. Возможно, электронное направление в «альтернативе» начало развиваться здесь в силу того, что было не так тяжело «доставать» синтезаторы. Окончательно закрепила место электронного звучания в роке легендарная группа Foje, основанная в 1983 году сыном русского профессора-рентгенолога Виктора Мамонтова Андреем. Этот парень прославится как Андрюс Мамонтовас. В Литве он суперзвезда, чей уровень популярности даже выше, чем в Украине у другого профессорского сыночка – Святослава Вакарчука. После распада группы в 1997 году Андрюс начал довольно успешную сольную карьеру. Пик же популярности Foje пришелся на позднеперестроечные годы и начало 90-х. Вот одна из первых концертных видеозаписей группы, с названием которой у литовцев ассоциируется вся «новая волна»:

http://youtu.be/4Xz-gBZNLWU

«Сугубо перестроечной» литовской группой можно считать гремевший в 1984-1990 гг. ансамбль Antis («Утка»). По стилистике и шоу-гражданскому пафосу сравнить его можно с ленинградской командой «Авиа». Но если у ленинградцев в подаче авторского материала преобладала ирония, то у «Антиса» – сатира. К слову, лидер группы Альгирдас Каушпедас – еще одна культовая для литовской аудитории фигура.

Стоит отметить, что «Утка», распавшаяся в 1990 году, собиралась и в 1996, и в 2003, и в 2005 году. Каждый раз это сопровождалось новыми студийными записями. Очередной реюнион пришелся на 2007 год. С тех пор группа пока еще держится вместе. Слушателям за пределами Литвы коллектив, конечно, больше знаком по песне «Зомби», попавшей на знаменитый фестивальный сборник «Рок-панорама 87».

http://youtu.be/RxkywHQQaq0

Еще одна знаковая для литовской «новой волны» группа – Bix, образовавшаяся в 1987 году и уже в 90-х записавшая семь неплохих альбомов, а также много небезынтересных клипов:

Продолжение читаем здесь

3 комментария

    • Ларри Хилый

      На известном трекере есть дискография. 😉 Все альбомы такие разные! А вот проект Ad Libitum я так и не нашёл.

      Ответить

Leave a Reply

Your email address will not be published.